В своей автобиографии
Нина Дорицци
делится опытом своей жизни
с тем, кто стремится
к свободной, независимой жизни
вопреки всем тяготам и невзгодам





Книгу (на немецком языке) можно заказать по эл. адресу:
Urs Dorizzi

Нина воспитывалась мамой и бабушкой,
мужчин в семье не было.
Она была веселой, спортивной девочкой,
иногда – задумчивой и серьезной.
В 16 лет Нина заболела полиомиелитом
(детским параличом).
С этого момента началась больничная жизнь.
День за днем, год за годом – больница, больница…
Аппарат искусственного дыхания, врачи, медсестры.
Но Нина не сдавалась.
Она прошла все испытания – сковывающий душу страх, гнев, возмущение, бунт против воли Творца,
надежда на чудо…
Постепенно пришло осознание и принятие
своей судьбы,
а вместе с ним и желание быть
«капитаном своего корабля».
Она добивается максимально возможной
в её положении независимой жизни и
начинает понимать, что
может помогать другим людям.
Вместе со своим мужем
Нина создает в своем доме общину –
совместное проживание с друзьями-инвалидами,
и активно борется за права всех инвалидов
Швейцарии.

Но книга посвящена не только этой проблематике.

Она обращена ко всем, кто ищет свой собственный путь, не теряя мужества.


Короткий отрывок из книги:

Петер, который был моим ассистентом (так Нина называла своих помощников) у меня больше года, с самого начала работал спустя рукава. Первый шок я пережила из-за него, когда мы поехали с ним на ярмарку. К счастью, я была с ним не одна, иначе меня бы точно отвезли в психиатрическую больницу с тяжелым потрясением.

Мои русские друзья были с нами, и Ирис в том числе.

Уже на пути к ярмарке он вел себя вызывающе и всё делал по-своему. Тогда я еще плохо знала его и не могла понять, какая муха его укусила. К Марине, моей русской подруге, секретарю и переводчице, он относился как последней /…/, откровенно пренебрежительно. Со мной он обращался, как с ребенком и своей собственностью. Не он шел рядом со мной, а я «семенила» за ним, изо всех сил стараясь не отстать, рискуя потеряться в толпе. Тут я должна напомнить о дыхательном аппарате, который крепится к моей электроколяске. Без него я быстро начинаю задыхаться. Это значит, что мой ассистент должен всегда находиться в пределах слышимости моего голоса. Любая машина может остановиться, и тогда через три минуты мой мозг получит непоправимые повреждения, через пять минут я окажусь на том свете. Второй вариант не так страшен, как первый. Уже в то время мне следовало дать Петеру понять, что ему пора подыскивать себе другую работу. Я же этого не сделала. Вместо этого он сам грозил мне увольнением, и я была рада (проклятая зависимость!), когда он решил все же остаться.

Отношения с мужчинами – мое уязвимое место, не зависимо от того, подчиненный он или партнер. Я выросла в обществе двух женщин, без отца, без брата. Не удивительно, что я не научилась общаться с мужчинами и понимать их поведение. Мужчина для меня подобен Богу, чему-то недосягаемому, будь он рядом или далеко. Как обходиться с Богом? Я не знаю его языка! Мне страшно говорить с ним или задавать ему вопросы. Я выражаю себя не словами, но мне кажется, что он понимает меня. Он держит меня в своей власти именно потому, что так далек от меня. Но в то же время он защищает меня и дарит определенное тепло. А иногда оставляет меня одну посреди холода… и тогда в моих глазах меркнет свет… крушение миров!

Тогда он заставляет меня прокладывать себе путь своими силами, идти по нему одной, жить, творить, любить его, защищать и смотреть на него как на мой личный путь.

Когда я рассталась с Петером, то почувствовала такое облегчение, словно с моих плеч упала гора. Он был вторым мужчиной, работавшим у меня ассистентом.

Первого звали Эди. Уже при нем я пережила ситуации, которые в буквальном смысле слова угрожали моей жизни.

Он был алкоголиком. Я поняла это довольно скоро, но тогда я не придавала этому большого значения, не понимала всей серьезности ситуации. Часто он был настолько пьян, что его «мотало», когда он подходил ко мне. Как бы он повел себя, как быстро среагировал бы в случае отказа моего дыхательного аппарата, никто не знает. Что можно сказать однозначно, так это то, что в то время во мне еще не было внутренней силы, способной положить конец всей этой ситуации, тягостной для всех нас. Я боялась что-то терять.

И дождалась того момента, когда моя жизнь повисла на волоске…

Эди пришел на работу пьяным уже в 7 часов утра. Не понимал, что ему говорили, а когда его стало рвать, он и вовсе потерял равновесие. Откачивая слюну, он забыл подсоединить прибор. К счастью, мой муж был еще дома и услышал сигнал о помощи.

Почему я всё время жду последнего момента – катастрофы, чтобы начать что-то менять в своей жизни? Мне это нужно, чтобы оправдать свое решение, свой собственный выбор?

Во мне словно заговорил новый голос: «Нина, возьми свою жизнь в свои руки. И неважно, что подумают другие. Это твое решение. Важна твоя позиция.»